Январь 2013 года. Мои первые рабочие дни. Няня говорит, что идет домой.

В моих глазах и мыслях паника. Кроме меня в группе еще 12 детей. Две девочки залезают на подоконник, парни устраивают лабиринт из стульев и начинают по ним ходить, еще двое берут краски, мажут руки и начинают пугать друг друга, бегая по группе. Игрушки везде, кроме своих законных мест. Евгений Владимирович безуспешно пытается навести порядок. 

А еще был тихий час, точнее год тихих часов, когда дети ходили на ушах, а я безуспешно просил их успокоиться. Приходила воспитательница из соседней группы и успокаивала их. 

Я повышал голос, ругался, сажал на стул, разговаривал, но работало мало. Было много бессилия, беспомощности, от которых хотелось убежать и опустить руки. Почему-то не сбежал, а остался. Пробовал все, что только мог. Я очень хотел, чтобы дети, наконец, услышали меня. 

Никакого вдруг не случилось. Медленно-медленно, буквально по капельке, ситуация стала меняться. Все происходило настолько медленно, что я сам этого не замечал. 

Сегодня получается лучше. Игрушки, как правило, на своих местах, на подоконниках никто не сидит, по стульям практически не бегают. А если кто-то попробует, то быстро будет остановлен, потому что недопустимо такое поведение в группе. 

За 3, 5 года, что работаю в детском саду, я принял для себя ДВЕ ИСТИНЫ: 

ПЕРВАЯ заключается в том, что в основе каждого поступка ребенка лежит благое намерение. 

Мальчик подбегает к играющим и рушит им постройку, толкает одного из них, затем убегает. Внутри ребят вспыхивает гнев. Я видел, какого труда стоила эта работа, как ребятам обидно. Я вмешиваюсь и не даю обидеть мальчика, который это натворил. В моих силах сделать следующее: 

— Ты сломал постройку ребят, над которой они трудились, им обидно и они сердятся на тебя. Что ты хотел? Может быть, ты хотел с ними, на самом деле, поиграть? 
— Да 
— Тогда нужно подойти к ним, извиниться за то, что сделал и спросить разрешения к ним присоединиться. 

Через какое-то время для этого мальчика становится нормой подойти и спросить разрешения поиграть вместе с кем-либо. Возможно, его возьмут в игру. Ему могут ответить нет. Тогда вновь появляется взрослый и объясняет, как можно поступить в данной ситуации. 

Тем не менее, есть в жизни ситуации, когда благое намерение может закончиться печально для самого ребенка, когда его жизни или здоровью что-то угрожает, когда его поступки выходят за рамки норм коллектива. В таких случаях однозначное, твердое НЕТ. Подобные ограничения необходимы. Они часть здоровых отношений, которые поддерживаются между взрослыми и детьми. 

ВТОРАЯ ИСТИНА для меня в том, что с любым ребенком можно договориться. 
«Договориться» и «настоять на своем» — это не одно и то же. Дети любят договариваться. Но и взрослым необходимо быть готовым к компромиссу. Я считаю, что договориться можно практически в любой ситуации. Для этого надо быть открытым к диалогу и захотеть увидеть потребность ребенка.

Евгений П.
admin@web-sv.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *